«Я РАССЫПЛЮ СВОЙ НАРОД СРЕДИ ИНОВЕРЦЕВ, ЧТОБЫ ОНИ СТАЛИ БЛАГОМ ДЛЯ ИНОВЕРЦЕВ…»


08.05.2011, 14:39 - Так устроена человеческая жизнь: хотим мы этого или нет, но приходит время, которое отнимает родных нам людей, нанося душевную боль на долгие годы. У каждого своя боль утраты: по родителям, брату, сестре и другим родным. И эта боль остается незаживающей раной на всю жизнь. И еще больнее от того, что нельзя прийти, выплакаться, вспомнить родного человека. Жизнь - загадочная «штука»! Нас разбросало по всему миру. Больно от-того, что мы оторваны корнями от своих родных, которых не в состоянии навестить. Тех, которых оставили там, в прошлой нашей жизни, в стране исхода, на бывшей Родине…
Как тяжело слышать «войзари» (поминальный плач) кавказ-ской женщины. Оплакивая усопшего, она вспоминает ушедших в небытие родственников всех присутствующих мелодичным напе-вом, и все женщины хором подпевают ей «вой-зар». Это невоз-можно слышать без слез. Невольно в этот момент, начинаешь вспоминать об ушедших когда-то родных, которые покоятся на кладбищах в горах Кавказа, оторванные судьбой от своих потом-ков. «Бог милостив к Израилю, смешав и расселив их среди мно-жества народов».
Несколько лет тому назад я была в Дербенте на нашем ев-рейском кладбище. Это место мне дорого тем, что там похоронена мама и бабушка. Проходя мимо могил, так странно смотреть на фотографии до боли знакомых людей, с которыми когда-то пересекались по жизни. И тяжело верить в то, что они уже не с нами, а где-то в ином, потустороннем мире. В голову приходят разные мысли: что, мол, жизнь невечная, и все мы в гостях на этой грешной земле, только у каждого из нас - свой срок. Самое жестокое оружие природы – время. Время лечит, время калечит, отнимает молодость и жизнь.
Прохожу по кладбищу по рядам, как по годам. Читаю на иврите надписи на памятниках, притрагиваюсь нежно руками к каждой знакомой фотографии. Зажигаю свечи, ставлю цветы и читаю «Изкар» - поминальную молитву. Каждая могила – это не-прочитанная книга, непросмотренный телесериал, частичка на-шего прошлого. Неподвижно смотрят в сторону моря молчаливые дербентцы. Чувствуется, что сюда редко приходят люди, но у подножия многих могил знакомые израильские свечи с изображением Меноры и Стены плача. Кладбище чистое, ухоженное. Некоторые могилы немного покошены, вокруг обсела земля, есть трещины на надгробиях- змеиные норы. Экскурсия по кладбищу не из приятных. Но она необходима нам, чтобы помнить прошлое и ценить настоящее. Ведь мы живем, не задумываясь о том, что каждый наш новый день – это как первый день оставшейся жизни.
Еврейское кладбище Дербента находится при въезде в город, в непосредственной близости от крепости Нарын-Кала. Разделено оно на две части – верхнее (старое) и нижнее (новое). Верхняя часть кладбища - могилы наших предках, покошенные временем, неухоженные сюда страшно подниматься. Но есть там одна странная могила со статуей скорбящей женщины.
В основном люди посещают нижнюю часть кладбища, где захоронения за последние 40 лет. В самом почетном, ряду со сто-роны моря - памятник женщине-легенде Гюльбоор Давыдовой. Воспоминания уносят меня в прошлое, в 70-е годы. Маленькой девочкой, я с подружкой (внучкой ее сестры), у нее в гостях, она угощает нас сладостями. Гюльбоор постоянно ходила в черной одежде. Единственная горская еврейка, которой присудили зва-ние Героя Социалистического Труда. Слушая песню о ней, о ее горе, о не вернувшихся с войны детях, видишь, что благодарные потомки никогда не забудут о тебе – Гюльбоор. В честь неё в Дербенте названа улица и завод, а также прекрасный ансамбль в Израиле.
Иду мимо могил таких знакомых и далеких уже людей. Ми-мо своих одноклассников - Славика Истахарова, Мити Соломо-нова, директора школы №11 Якова Захаровича и его невести учи-тельницы Венеры Ильиничны, моего классного руководителя Данила Исаевича Хизгияева. Его дочь - Виолетту, погибшей в теракте оплакивал весь Израиль. Даник, как мы его называли, был прекрасным учителем. Он пришел к нам в пятый класс, сразу же после пединститута. И первое, что сказал: «Здравствуйте, я ваш новый классный папа!». С ним было всегда интересно - по-ходы в горы, на море, экскурсии в разные города.
Немного позже, когда я после окончания института начала работать в Доме пионеров и школьников, Данил Исаевич привел в наш летний лагерь своих детей Виолетту и Исайчика. И они несколько потоков были в моем отряде. Когда Виолетта Хизгияе-ва погибла в теракте, увидев её фотографию в газете, я вспомнила Данила Исаевича, ведь она так похожа на отца. Я мысленно рас-сказываю ему, как несколько лет тому назад погибла мать его детей Жанна.
Не могу найти могилу бабушки, которая воспитала нас, пя-терых детей, лишенных в детстве родительской ласки родитель-ской ласки. Господи! Не дай мне долго ходить по кладбищу в по-исках родного человека. Смотрю на дату смерти на памятниках, и ищу апрель, 1987 год. И вот могила без фотографии: женщина с тяжелой судьбой. Что пришлось испытать этой женщине, которая была парализована 18 лет. Солдатская вдова, от голода и болез-ней, во время войны, потеряла 4-х детей. Немолодая и больная женщина, взвалившая на себя непосильную ношу– воспитание внуков…
Подхожу к могиле Беллы, дочери Марата Михайловича Рахмилова. Со скрипом открываю калитку, обнимаю памятник и мысленно рассказываю ей о том, как умерла ее мама Люба, о том каким прекрасным молодым человеком вырос её сын. За ее моги-лой могила столетней прабабушки Ёвдит.
И вот, наконец, святое место, которое я так долго не могла посетить – могила Мамы: «Как долго я не была у тебя, Мама! Во-семь лет! Как часто, закрывая глаза, я мысленно посещала твою могилу, советуясь с тобой и прося о помощи. Я стою, прижав-шись щекой к холодному памятнику, горячие слезы стекают ру-чьем и капают на землю, в которой ты лежишь, Мама. Я расска-зываю тебе об Израиле, о красивых внуках и правнуках, которые тебя ни разу не видели. О том, как тяжело было вырваться в та-кую даль. И кто знает, удастся ли снова приехать в Дербент, что-бы навестить тебя, Мама!»
"Жизнь невозможно повернуть назад, и время ни на миг не остановишь...". Теперь, когда мы разбросаны по всему миру, и часто вспоминаем, приходя на соболезнование к знакомым и родным, о той далекой уже для нас Родины. Где оставлены такие близкие и уже далекие нам люди. Теперь на кладбищах Израиля, Америки, стран СНГ, Германии и Канады наши ушедшие родные, растворились в толпе незнакомых людей, выходцев из разных уголков мира.

На свете есть всему конец
Любви и счастью и страданьям
Но нет конца лишь одному
Чему ж? Воспоминаньям.



>





  • Новости Криптовалют
DOGE, SHIB, BTC, ETH и BNB побеждают в опросе в США
Согласно исследованию, в котором приняли участие почти 3150 участников, в список криптовалют, о которых чаще всего слышали американцы, входят мемные крипто-токены Doge и SHIB, нативная монета Cardano ...

Dogecoin снова получает выгоду от твита Маска
Dogecoin (DOGE) продемонстрировал особенно сильные результаты за 7 дней. Фоном здесь, как же иначе, стал в очередной раз твит Илона Маска. Как информирует ISRObit, генеральный директор Tesla уже ...

Coinbase покупает биржу деривативов FairX
Крупнейшая криптобиржа США объявила о покупке еще одной торговой площадки — биржи деривативов FairX. Цена покупки публично не оглашается. Как сообщает ISRObit, с приобретением Coinbase намерена в ...

Швейцарская криптоплатформа Near Foundation привлекла $150 млн на развитие DeFi
2022 год только начался, но уже проходит очередной мегараунд финансирования для молодой компании из криптомира. По данным The Block, фонд Near Foundation из Швейцарии привлек $150 млн. Запущенная в ...

Terra оказывается в центре внимания на криптосцене
Terra вызывает все больший интерес со стороны криптосообщества. Сеть Terra была разработана в 2018 году Даниэлем Шином и До Квоном, двумя разработчиками программного обеспечения и основателями ...

Календарь
«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31