ДОЛГОЕ ЭХО ПРОШЕДШЕЙ ВОЙНЫ В СЕМЬЕ МОИСЕЕВЫХ


03.05.2011, 21:39 - Год.., год прошел с той поры как весь мир потрясли события Второй Ливанской войны. Остались ещё в памяти «душеразди-рающие» сирены, грохоты от разрывающихся ракет и ежеднев-ные хроники с мест трагедий. Для нас эта война осталась в прошлом как очередная страница истории. Но есть семьи, для которых время остановилось на дате 12 июля 2006 года. Дата, которая принесла им невыносимые страдания от потери близких. Тех, кого уже нет с нами, кто остался навсегда молодыми и цве-тущими на фотографиях из семейных альбомов.
Господи! Почему в Израиле, такой маленькой стране, в каж-дом городе есть солдатские могилы? Почему на этих кладбищах покоятся вчерашние дети, которым ещё бы жить да жить!? Два-дцать лет, ведь это начало расцвета жизни – пора мечтаний, дер-заний и планов на будущее…. Вся страна затаила дыхание в пер-вые часы Второй Ливанской войны: похищение двоих солдат и гибель наших солдат на северной границе Израиля. Среди по-гибших в танке был наш земляк, выходец из Азербайджана Гади (Геннадий) Моисеев. Светлая память ему!
Первое июня – День Защиты детей, в доме семьи Моисеевых собрались родственники и знакомые, чтобы почтить Память Героя Израиля, солдата Цахала, их сына Гади. Мне не удалось в этот день прийти на «аскара» (годовщину), лишь несколько дней спустя, я позвонила к солдатской матери и попросила о встрече.
Маленькая квартира на третьем этаже «олимовского» дома. В зале на стене большой портрет солдата с автоматом, по краям которого вставлены любительские фотографии, на них улыбаю-щееся лицо красивого молодого человека. Не знаю, как начать беседу, чтобы не затронуть «кровоточащую» рану на душе сол-датской матери. Матери, которая за год уже выплакала все слезы, которая ещё не смирилась с мыслью, что родимый сыночек, не позвонит и не войдет, как обычно, в родной дом. Мама Геннадия Моисеева – Роза рассказывает о городе Баку, из которого они ре-патриировались в Израиль, о первых днях эмиграции:
- Геночке было 4,5 годика, когда мы в 1991 году приехали в Израиль. Он, всегда шутя, говорил сестренке Виктории, что, мол, он больше израильтянин, чем она, потому, что раньше начал здесь жить, и был моложе её, когда их семья репатриировалась в Израиль, на целых три года! В детстве Геночка часто болел, и мы старалась делать все возможное, чтобы наши дети жили ком-фортно, чтобы трудности первых лет абсорбции не мешали им, поэтому я выбрала работу с гибким графиком на несколько часов в день, - рассказывает Роза. - Он рос послушным и спокойным мальчиком — не доставал, как другие дети подростковыми про-блемами, увлекался спортом и программированием. Мечтал после завершения воинской службы поступить в университет.
Роза вынесла из комнаты два объемистых альбома – в одном из них, аккуратно в целлофане сложены вырезки из русскоязыч-ных и ивритских газет. В них намного преобладают газеты и пе-чатные листы на иврите. В другом альбоме любительские семей-ные фотографии, где он - чаще вместе с сестренкой, с родителями и друзьями. По фотографиям заметно, в какой теплой семейной атмосфере воспитывались дети в семье Моисеевых.
Недавно я прочла рассказ, из которого запомнился диалог между сыном и матерью. На постоянные звонки и расспросы ма-тери, сын говорит ей: «Ну, мам, не надо за меня так переживать!» На что она ему отвечает: «Сыночек, я мать, а у матерей одна спе-циальность, под названием «Переживание». Жаль, что у матерей нет другого инстинкта, предчувствия опасности и скорости, что-бы в один миг, превратиться в птицу и прилететь на помощь сво-ему ребенку. Чтобы встать перед танком и не дать проехать ему по минному полю.
А переживаний у Розы в ту пору было сразу на два фронта – дочь в боевых частях в Газе, сын в Ливане. Интересно было, ко-гда они вместе на выходные приезжали на побывку домой. Оба - с большими автоматами и огромными рюкзаками. Однажды не выдержав такого состояния, Роза попросила Гену, чтобы написал прошение о переводе его поближе к дому, так как его сестра Вик-тория находится на передовой. Но он, как обычно, опять успоко-ил: «Не переживай, мы будем часто приезжать домой»!
Жизнь солдатских матерей это замедленная съемка в обрат-ную сторону, где проходят кадры воспоминаний:
- Он по-детски радовался, когда после 4-х месячного подго-товительного курса был направлен в танковую бригаду. Успокаи-вал: «Мам, ты только не волнуйся, я же не в пехоте! Я защищен, в танке «Меркава», а это самый лучший и профессиональный танк в мире!». Затем окончил курсы командиров в Эйлате, где учился с большим удовольствием. За день до трагического дня был назначен командиром нового танка и считал себя ответственным. В этот роковой день он должен был, как обычно приехать домой, но сам отказался от выходного. Как можно отдыхать, когда на границе с Ливаном начались боевые действия и взяты в плен солдаты Цахала?
За чашкой чая мы сидим с Розой и беседуем как давние зна-комые. Мне хотелось бы в этот миг превратиться в добрую фею- волшебницу и сотворить чудо - так хочется, чтобы, именно в этот момент, повернулся ключ входной двери и вошел молоденький худенький небритый солдатик.
Тяжело задавать вопросы, и поэтому мать солдата сама, чув-ствуя мою неловкость, рассказывает о сыне:
- как поменял имя при получении паспорта, изменив, длин-ное русское имя Геннадий на короткое еврейское Гади;
- как, однажды, торопясь, забывая русские слова, сказал: ма-ма я тороплюсь, меня «други ждят»;
- как незаметно, быстро, из мальчишки-подростка превра-тился в высокого красавца, и, радуясь, говорил каждый раз на иврите: «Има, ани од пам гавалти!» (Мама, я снова вырос!);
- как мечтал после завершения службы побывать в Америке.
Я задала лишь один вопрос:
- Роза, а приходит ли к тебе Геночка во сне?
- Да, и приходит он, маленьким и спящим. И во сне я посто-янно его укрываю.
Нам тяжело было готовиться к годовщине, не хотелось, что-бы присутствие людей опять напомнили нам о прошлогодних событиях. Ведь на похоронах было много народу, и это несмотря на то, что в то время город Акко регулярно подвергался ракетно-му обстрелу. На «чуле» (сорок дней), тоже пришли люди, и когда началась тревога, нам пришлось накрыть столы в бомбоубежище. Приходили незнакомые нам люди, которые не скрывали своих слез, плакали и долго сидели с нами, вспоминая Генночку. Мой сын погиб, защищая еврейский народ от исламского террора. Но мы, матеря, верим, что наши жертвы не были напрасными, ведь столько сил и любви было вложено, чтобы вырастить его! Зажи-гая Шабатние свечи, я постоянно молюсь за всех детей и всех ма-терей, чтобы ни у кого и никогда такого горя не было!

Главы из книги Ханы Рафаэль "Отражение души"








  • Новости Криптовалют
Знаки зодиака, к представителям которых деньги сами плывут в руки
Как утверждают астрологи, этим людям не обязательно трудиться день и ночь Как приманить к себе удачу? Непростой вопрос, ответ на который люди ищут веками. Однако есть и еще один — денежный — который ...

Израиль активирует свои усилия Центрального банка в цифровой валюте: отчет
Израиль ускоряет свои исследования и разработки в области собственной цифровой валюты центрального банка (CBDC), сообщает Reuters сегодня со ссылкой на управляющего Банка Израиля. Амир Ярон, который ...

В Сальвадоре планируют построить город «Биткоин Сити» для безналогового майнинга криптовалют
Президент Сальвадора Найиб Букеле объявил о планах строительства города «Биткоин Сити», жители котрого не будут платить налоги на доходы, имущество и прирост капитала и смогут майнить криптовалюты с ...

Очень богатые семьи все чаще инвестируют в криптовалюты
Многие богатые семьи все чаще инвестируют в криптовалюты. Опрос, опубликованный консалтинговой компанией Campden Wealth, дает интересные сведения об инвестиционном поведении богатых семей. Binance – ...

Завершился первый парачейн-аукцион Polkadot. Победил проект Acala
Завершился аукцион за первый слот парачейна в системе Polkadot. В ходе достаточно серьезного противостояния с конкурентами победил проект Acala, в котором заблокированных монет DOT оказалось на $1,33 ...

Календарь
«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031