Отар Кушанашвили: В травле Тельмана Исмаилова сегодня участвуют даже те, кто жрал у него с ладошки

27.09.2017, 07:57 - Мой папка, один из самых светлых людей, что почтили своим присутствием вашу смердящую, черную планету, где антропоморфные готовы удавить друг дружку за две копейки, — мой великий папа говорил: «Быть мужиком — это мой режим по умолчанию».



Я всегда очень хотел быть похожим на своего папку, но у меня не очень получается, слишком долго объяснять.

Тельман Исмаилов, в травле которого сегодня с дорогой душой да с улюлюканьем участвуют даже те, кто жрал у него с ладошки, как раз такой — «мужик по умолчанию».

О, поверьте на слово, мне есть что сказать о человеческой природе, ее бинарности, девиантности, чертовой амбивалентности, а если отбросить эвфемизмы, — ее мерзости, я ведь знаю, кто и почему травит Исмаиловых, но я ведь не трактат пишу, не открытые письма Бастрыкину и Чайке, я просто вспоминаю, что, когда я сам был гонимым, читай: безработным, мою семью кормил Тельман, а это пол-Грузии, и я знаю, что у меня будут проблемы со сном, если я этого не скажу.

Единственный ресурс, который, например, есть у меня, — это мое имя, а вся вина Исмаилова в том, что у него было два ресурса, кроме имени, которое у его с шекспировской оголтелостью теперешних преследователей прежде вызывало священный трепет, — еще и деньги, которыми он делился со всеми, не выключая теперешних преследователей.

Мир создан для людей, на которых нет печати проклятия внутренней сдержанности; по крайности, так мне внушил классик.

Но не классик оный и не ТЕЛЕклассик Эрнст помогали мне, когда из-за одного неосторожного слова меня удалили со всех радаров и не протягивали руки, и я, к тому времени уже многократный чемпион неблагодарной страны по журналистике, в буквальном смысле голодал, бесконечно занимая у друзей, которых был легион, а остались двое, как вдвоем — я и адвокат А.А. Добровинский — остались с Тельманом Исмаиловым.

Я не видел ТИ сто лет, но то, что он сделал для меня, не забуду до края дней своих, смешных и вместе ослепительных.

Когда мои родители видели, как кого-то травят, а этот кто-то, на манер Исмаилова, не манерничает, не бежит со всех ног и не бухается на четвереньки, не выцыганивает для себя преференции, — мои родители, сопереживая, говорили: «Ну вот, осталось обвинить человека в развязывании третьей мировой войны».

В им руководимых «Праге» и «Сафисе», которые я, объединив в одно, называл «Аббатством Даунтон», очередь посетителей к нему перекрывала очередь в Мавзолей в советские баснословные времена, и он никого не игнорировал, помогая каждому второму (или третьему, статистику я не вел, нет нужды).

Где теперь все эти люди, которых он привечал, которым торовато потрафлял?

Если вас раздражают люди с огромным, соразмерным масштабу дарования, честолюбием, почему об этом прямо не сказать?!

Зачем устраивать фарс с «третьей мировой»? Ну, обвините Исмаилова еще в организации беспорядков в Мьянме и в Венесуэле — для комплекта.

Разговор о нынешнем положении Тельмана Исмаилова — пронзительный разговор о неудобном: о возрожденном формате «экспроприации экспроприаторов», злорадстве толпы, положительно и решительно не разумеющей, кто есть кто и кто кого, но на всякий случай злорадствующей; об ощущении, давно описанном незабвенным Евтушенко: «все против одного».

Я вообще не люблю, когда людей низлагают или дегероизируют — если, правда, речь не о негодяях.
Про Тельмана Исмаилова (оговорка: я не видел и не слышал его 447 лет; читайте внимательно, это важно): он никогда не приторговывал самым дорогим, чтобы присутствовать во второстепенном.

Эта безобразная история не требует никаких экспликаций: агафоны и шустрилы просто-напросто хотят отобрать у него все.
Да чтоб он еще на четвереньки встал.

Наблюдать это у меня нет сил, ТИ был всегда одним из немногих, кому было на меня не наплевать.

А я не Пельш, не Ургант, не силовик, чтобы страдать аберрацией памяти нарочной.

Я уже порывался позвонить баснословному адвокату Добровинскому и предложить ему заключить с гонителями иезуитскую сделку: «Вы не говорите об Исмаиловых ложь, а мы не говорим о вас правду».



Исмаиловская сила — ясная, и в этой ясности — ручательство, что злу она не послужит, но кого это интересует в стране, где ученики убивают учителей, министр с угрюмым лицом пишет стихи и едет в центр города за деньгами и корзиночкой с колбасой, а ростовский агафон из органов хранит миллиарды рублей в сестринской квартире?!

В этом мире тотального метафизического неуюта, где у всех крайне эластичные представления о морали, уже боишься сказать спасибо человеку за то, что он сотворил доброе дело.

Половина расейского шоубиза ездит на машинах и живет в квартирах, подаренных им Исмаиловым, — все, кроме меня, но они, конечно, делают вид, что ничего подобного не было и нет.

Было и есть.
Исмаилов не виноват, что у людей короткая память и эластичная мораль.

Отар КУШАНАШВИЛИ



От Партнёров
Календарь
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031